Вдогонку к прошлой статье на эту темуСсылка на источник статьиВоенкомат Карелии обвинили в нарушении прав призывниковСо сборного пункта в Карелии бегут призывники; руководитель ведомства Андрей Артемьев считает, что действует строго по законуСледственный комитет Карелии сейчас рассматривает два обращения от призывников, которые обвиняют военкомат республики в попытке…. похищения. По нашим данным, жалобы были поданы в середине декабря. Факт обращений подтвердили в пресс-службе Следкома. Правозащитник Сергей Табаков утверждает, что такие случаи участились в ходе осеннего призыва в 2020 году и виной тому – коронавирус, из-за которого сдвинулись сроки проведения комиссий, а план по призыву оказался под угрозой.О спешке, с которой молодых людей забирают в армию, порталу «Петрозаводск говорит» рассказал житель Петрозаводска Максим Иванов. Его чуть не отправили служить, хотя он собирался оспорить это решение. Сразу после прохождения медицинской комиссии ему выдали форму и, по его словам, вынудили ее надеть. Молодой человек переночевал в казарме, после чего покинул сборный пункт – но там остался его паспорт!– Я по направлению военкомата проходил обследование в одном из лечебных учреждений. 16 декабря мне позвонили и сказали, чтобы я пришел на медкомиссию и узнал насчет моего диагноза. И вообще, годен я к военной службе или нет. 17 декабря я пришел. Мне сказали, что ничего серьезного у меня нет. Я спрашиваю: а какой конкретно у меня диагноз? Врач не отвечает. Я потребовал личное дело. Она говорит – все узнаешь на призывной комиссии. И действительно, меня сразу повели на комиссию! Там мне назвали категорию годности – Б4. (Это низшая категория, по которой могут отправить на службу в мирное время. – Авт.)Я сразу заявил, что диагноза не знаю, поэтому не согласен. Мне дали бумагу, в которой надо было расписаться. Я написал, что не согласен с решением комиссии. Там был человек, который всем руководил… Он сказал отдать мой паспорт. Я отдал, сделав большую глупость.После этого мне вручили повестку о том, что нужно вернуться на следующий день. То есть я должен был идти домой, а утром уже прийти на отправку в войска.Но уйти я никуда не смог. Меня отвели побеседовать к военному комиссару Карелии Артемьеву. Он мне сказал убрать телефон и куртку, которые я отнес в отдельный кабинет. Говорит: посмотри на мое звание; ты понимаешь, с кем ты разговариваешь? Начал пудрить мозг: армия – это хорошо. Я заявил, что буду обжаловать решение медицинской комиссии, буду обращаться в суд. Он говорит – молодец, но иди переодевайся в военную форму.Я показываю повестку: это все равно должно завтра происходить! Начал требовать свой паспорт, куртку и телефон. Они мне ничего не давали, забрать я этого просто не мог.Потом водили меня по разным кабинетам. Там был психолог, еще кто-то. Много людей приходили, со мной разговаривали. Спрашивали: «Ты действительно думаешь, что мы действуем против тебя, в своих интересах?» В конце концов мне пришлось переночевать, других вариантов не было. Дали койку в казарме. И форму вынудили надеть.На следующий день пришел какой-то человек, стал говорить, чтобы я забирал личные вещи и следовал за ним. Я спросил, кто он такой, чтобы мне указывать. Он начал переходить на личности. Спрашиваю: вы мне угрожаете? Он молчит. Говорю: повторите это на диктофон? Он что-то буркнул и ушел. После этого я обратно переоделся, оставил форму на кровати, забрал личные вещи, кроме паспорта. Сообщил о своих намерениях уйти. И ушел через КПП. Там остался только мой паспорт, – рассказал Максим Иванов.Правозащитник Сергей Табаков утверждает, что Максим – не единственный, кто остался без документа после визита на сборный пункт. И паспортами дело не ограничивается.– Практикуется изъятие верхней одежды. У Артемьева сейчас четыре чужих куртки. И это только то, о чем я знаю, и только за последние пару недель. И подобное происходит сейчас по всей России. Больше всего в мегаполисах, но и нас, как видим, коснулось. Я как правозащитник называю это похищением, – говорит Сергей Табаков.Справедливости ради отметим, что похищения призывников, которые упоминает правозащитник, бывают куда более жесткими. Так, людей отправляют на распределительные пункты даже без прохождения медкомиссии. С Максимом Ивановым действовали совсем по-другому, но Табаков считает, что его права в любом случае нарушены.– Человека вызывают на медицинское освидетельствование, он его проходит, тут же приглашают на призывную комиссию, которая и принимает решение о призыве. И тут же выдают повестку на отправку в войска сегодняшним днем. Это является нарушением законодательства: между датой выдачи повестки и датой мероприятия, в данном случае отправкой в войска, должно быть не менее трех суток, – рассказал правозащитник. – Это естественно. Человеку, даже если он хочет служить, надо как-то подготовиться, с работы уволиться, вещи собрать. Не может быть такого, что человек ушел на медицинское освидетельствование, а оказался в войсках.Промежуток в три дня обозначен в приказе Министерства обороны России. Суть такая: повестка выдается, как правило, не позднее чем за 3 дня до срока, указанного в ней. Иными словами, если призывнику нужно явиться для прохождения службы 20 декабря, повестку ему должны дать как минимум 17-го.Военный комиссар Карелии Андрей Артемьев уверен: это требование – не жесткое.– Закон не запрещает действовать и по-другому. Повестка для отправки к месту прохождения военной службы выдается, как правило, за трое суток. Но есть исключения из правил. Человек попал на сборный пункт, и мы не имеем права отправлять его домой. Вот и всё. Призывник соответствует по своим данным на одну команду, а она отправляется строго сейчас. А ведь нужно еще оформить электронный паспорт, оформить банковскую карточку, провести дактилоскопию, форму подобрать… Не забываем и про другие моменты. Сейчас мы тестируем призывников на коронавирус, и ни один призывник со сборного пункта не ушел в войска заболевшим; выпусти его отсюда, и что?Андрей Артемьев отрицает, что кто-то ограничивал свободу передвижения Максима Иванова. В конце концов, он же ушел, и никто его насильно не держал. Тот факт, что в военкомате остался паспорт призывника, руководитель ведомства объяснил просто: он нужен для оформления документов. И таких паспортов сейчас сотни.Впрочем, к информации от Сергея Табакова военком республики относится пренебрежительно.– Есть структуры и организации, которые пытаются правдами и неправдами призыв сорвать. Ребята, которые туда обращаются, они не бесплатно обращаются. Даже если туда обратится человек, который на сто процентов годен к призыву, они все равно выдумают то, чего нет. В чем разница между правозащитными организациями и нами? Они могут делать все что угодно, а мы можем действовать только по закону. Они работают на деньги, а мы работаем на государство.Опроверг комиссар и слова о том, что военные нарушают закон из-за спешки: по его словам, призыв проходит в штатном режиме. А вот Максима Иванова, по мнению Артемьева, ждет уголовное преследование за уклонение от воинской службы.По нашим данным, сейчас молодой человек подал жалобу в военную прокуратуру, а также прокуратуру Петрозаводска. Он намерен вернуть свой паспорт и будет добиваться пересмотра решения призывной комиссии, которая признала его годным к службе. И вот здесь самое интересное: «В случае обжалования гражданином заключения призывной комиссии выполнение этого решения приостанавливается до… вступления в законную силу решения суда».Это – цитата из Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». И в ней четко и недвусмысленно сказано, что пока человек обжалует свою отправку в войска, принимать его против воли в дружную армейскую семью попросту нельзя. Это очень напоминает существенное нарушение прав и законных интересов гражданина. И это тоже цитата – из статьи о превышении полномочий.

от admin